5e07002e

Емец Дмитрий Александрович - Александр Невский



Дмитрий ЕМЕЦ
СВ. АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ
ОГНЕМ И МЕЧОМ
Никогда прежде в шведской гавани Сигтуна не собиралось в одно время
столько кораблей. Двухмачтовые, крутобокие, не страшащиеся бурь и ветров, они
близко подходили к каменистому берегу и спускали сходни, по которым
поднимались закованные в броню войска. Настроение у воинов было приподнятое:
рассчитывали на большую поживу.
У прямых мачт лесом выстраивались длинные копья. Блестящие щиты за
теснотой вешали на борта. Груженые ладьи поднимали паруса и тяжело отходили от
берега, уступая место следующим.
Огромное войско, собранное не только в Швеции, но и по всей Европе,
собиралось в поход на Русь.
Нарядные епископы, сверкая драгоценными перстнями на пальцах, высоко
поднимали кипарисовые кресты и распевно повторяли слова латинских молитв.
Кроме того, среди рыцарей было немало монахов всевозможных военных и
полувоенных орденов, которыми в те годы буквально кишела воинственная Европа.
Многие из монахов носили под строгими одеяниями брони и кольчуги. Блестели на
поясах тяжелые прямые мечи.
Над самой большой, богато изукрашенной ладьей, развевался стяг с
изображением желтого льва на синем фоне. В лапах у вытканного льва был зажат
меч. Это было знамя самого ярла Биргера, грозного покорителя чуди и грозы
славян. Сам Биргер, плечистый, рыжеусый, стоял на носу ладьи, наблюдая, как
грузятся войска.
Ярл хмурился и нетерпеливо переминался на месте, одолеваемый честолюбивыми
мыслями. Мысли были примерно такие:
Его тесть, король Эрик Эриксон-Лепсе, болен и слаб. Трон под ним не
прочен. Если он, Биргер, его зять, вернется с победой, покорив обширные земли
славян, то имя нового шведского короля - преемника Эрика - будет определено.
Им станет он - ярл Биргер.
Рука рыжеусого военачальника сомкнулась на рукояти меча. Если понадобится
- он уничтожит сотни, тысячи росов, заставив остальных дрожать при одном звуке
его имени. Он покорит их, затопит кровью их города и села и заставит уцелевших
перейти в католичество, заслужив тем одобрение папы римского. Это одобрение
впоследствии понадобится, чтобы надежнее утвердиться на шведском престоле.
- Теодорих, подгони их! Они толпятся на сходнях как бараны! Пускай
пошевеливаются! - нетерпеливо крикнул Биргер почтительно вытянувшемуся
оруженосцу.
Спеша передать приказ ярла, узкоплечий, длиннорукий Теодорих метнулся к
мосткам и неловко, точно кукла, руки и ноги которой дергают за нитки, побежал
по берегу.
Вся прибрежная часть Сигтуна была запружена войсками и провожавшими их
зеваками. Отовсюду слышалась разноплеменная речь - финская, шведская,
немецкая, датская, английская. Зажатый в толпе, оруженосец Теодорих случайно
стал свидетелем спора багроволицего немецкого рыцаря и молодого бритого
монаха, с узким, точно сдавленным лицом.
- Жалкие еретики... Упрямцы, отказывающиеся признать над собой нашу
власть... Подними копье, брат Мартин! Хочешь выколоть глаз моей лошади? -
раздраженно гудел рыцарь.
- Не сердитесь, брат мой Ганц! Грешно сердиться в этот великий час. Папа
объявил крестовый поход против русских. Всем участникам похода обещано
прощение грехов, а все павшие в бою попадут в рай, - назидательно перебил его
монашек.
- Плевать я хотел на рай! Мне и на земле пока неплохо. Говорят, женщины на
Руси очень красивы, а сосуды у них в храмах вылиты из чистого серебра и
изукрашены драгоценными камнями... - с хохотом отвечал упитанный, с красными
прожилками на щеках, рыцарь Ганс.
Брат Мартин сощурился, отчего его лицо еще больш



Назад