5e07002e

Емец Дмитрий Александрович - Две Старухи



Дмитрий Емец
ДВЕ СТАРУХИ
рассказ
На Домодедовском кладбище на бедные могилы ставят железные кресты с
многочисленными завитушками. Эти кресты как бы входят в минимальный похоронный
набор, вместе с гробом и небольшой гранитной табличкой с указанием фамилии,
даты смерти и номера записи в инвентарной книге. Художественный смысл этих
завитушек, очевидно, в том, чтобы, как можно более ослабив сходство креста с
крестом, перевести его просто в разряд недорогих безвкусных памятников.
На могиле Марьи Никитичны Николаевой, появившейся летом 1992 года, нет
даже такого креста. Почему-то именно в тот день они закончились, а потом уже
никто не удосужился его поставить. Ничего не осталось от ее телесного
существования - ни имени, ни креста, ни даты рождения.
Земля на могиле быстро провалилась, образовав плоское углубление, в
котором весной долго задерживалась вода, а сама могила заросла бурьяном,
васильками и каким-то особым сортом репейника с мягкими, как кисточки,
цветами. Если развести руками бурьян и репейник, то еще с год можно было
увидеть проволочный каркас венка с надписью на ленте: "От жильцов дома". Земля
приняла свою дочь и сомкнулась над ней, обратив ее в бурьян и васильки.
Более того, в своем стремлении затеряться и совершенно забыться старушка
ухитрилась исчезнуть даже из кладбищенских книг, причем сделала это самым
невероятным и мистическим образом. Когда несколькими годами спустя одна из ее
прежних знакомых, не присутствовавшая на похоронах, вздумала зачем-то отыскать
ее могилу, то оказалось, что вследствии конторской путаницы Никитичну смешали
в книгах с какой-то другой Николаевой, впоследствии перезахороненной.
Исчезнуть таким образом было вполне в духе Никитичны. Пьеса ее жизни
закончилась именно тем аккордом и в той тональности, в которой она всегда
протекала. Никитична канула в землю как в воду, и быстрая смерть ее никого не
побеспокоила и не потревожила. Свой быстрый и полный расчет с миром она
совершила в обычной своей спешащей и взбаломошной манере.
Возможно, рассказ бы и не состоялся, если бы не еще одна могила,
появившаяся на том же Домодедовском, уже почти захороненном кладбище, двумя
годами спустя. На этот раз могила не была безымянной. На ней довольно скоро
появилась аккуратная гранитная плита с керамической фотографией худощавой
женщины с белыми, химически завитыми волосами. В выражении ее длинного, слегка
ассиметричного лица было что-то язвительное и вместе с тем недовольное, как
если бы она считала всех себе обязанными.
Была и еще одна бросавшаяся в глаза деталь. Женщине на снимке было на вид
лет пятьдесят, обычная же кладбищенская игра в вычитание давала в результате
на четверть века больше. Впрочем, это обычное дело. Родственники всегда
подбирают наиболее удачные и характерные снимки. Часто на могиле
девяностолетнего старца можно увидеть его таким, каким он был в двадцать лет.
Итак, надпись на плите гласила:
Ирина Олеговна
Симахович
12.05.1919 - 3.04.1994
С появлением этой могилы круг сомкнулся. Полюса соединились. Они снова
были вместе: две старухи, две неразлучные подруги, два антагониста, два
врага...
* * *
Никитична происходила (хотелось бы сказать "проистекала") из какой-то
рязанской деревушки, откуда до Рязани, по ее словам, было тридцать километров.
Тем не менее за первые восемнадцать лет своего существования она ухитрилась
побывать в Рязани лишь однажды. То ли Марью туда не брали, то ли ее саму туда
не особенно тянуло - скорее всего и первая и вторая причины



Назад