5e07002e

Емец Дмитрий Александрович - Я Все Знаю !



Дмитрий Емец
Я ВСЕ ЗНАЮ!
- Доктор, просыпайтесь!
Зевая, доктор Баранников присел на кушетке. Перед ним стоял высокий
курчавый санитар из приемного отделения.
- Нового психа привезли! - сообщил он.
- Ну и что? Нельзя было подождать до утра?
- Этот не совсем обычный. Вроде какой-то ученый. Требует, чтобы к нему
пришел главный врач. Я сказал, что главного нет, и тогда он стал требовать
дежурного.
Доктор Баранников подошел к зеркалу и, внимательно глядя в него, провел
руками по лицу, разглаживая складки.
- Очередной параноик, - сказал он. - А кто он такой?
- Я же говорю, ученый какой-то. То ли доцент, то ли профессор. Фамилия
Коптин. Поймали на телевидении, пытался прорваться в студию прямого эфира.
Когда его задерживали, укусил милиционера и еще кого-то там, - сказал санитар.
Большие светящиеся часы приемного отделения показывали без пяти три.
Доставленный пациент, маленький взлохмаченный человек с кровоподтеком на
правой скуле, сидел на стуле. Он был в смирительной рубашке. Стоящий рядом
молодой милиционер с интересом разглядывал ее связанные рукава.
Увидев доктора Баранникова, пациент нетерпеливо вскочил.
- Вы дежурный врач? Наконец-то вы пришли! Я совершенно нормален! Прикажите
санитарам развязать меня! - крикнул он.
- У нас все нормальны. Сядьте на стул! Во всем разберемся!
- Я доктор наук Коптин! Вы не имеете права держать меня здесь! Я буду
жаловаться! Я совершенно здоров!
Баранников поморщился. Все душевнобольные считают себя здоровыми. Именно
поэтому в психиатрических клиниках устанавливают решетки и небьющиеся стекла.
- Мне можно идти? - спросил милиционер. - Распишитесь, пожалуйста, здесь!
Взяв бумагу, милиционер удалился. Человек в смирительной рубашке проводил
его взглядом.
- Ну и что дальше? - устало спросил он.
Не отвечая, Баранников сел за стол и взглянул на копию протокола
задержания, к которому было подколото направление на психиатрическую
экспертизу.
- Зачем вам нужно было в эфирную студию? Вы не отдавали себя отчета, к
чему это приведёт и где вы окажетесь? - спросил он.
Пациент неуютно пошевелился в смирительной рубашке.
- Я знал, на какой риск я иду, но хотел предупредить как можно больше
людей. Два дня назад я просил предоставить мне эфир, но эти олухи отказали!
Болваны, скоро они обо всем пожалеют!
- Вы угрожаете кому-нибудь конкретно? - быстро спросил доктор, бросая на
пациента проницательный взгляд поверх бумаг.
Коптин отрицательно замотал головой.
- С чего вы это взяли? Я ученый. Я вообще не склонен к насилию.
- А из сопроводительного протокола следует, что склонны. При задержании вы
укусили старшего сержанта В.Морденко за руку и нанесли оскорбление действием
ассистенту режиссера... э-э... фамилия неразборчиво.
- Какому еще ассистенту? А, это, наверное, тот парень, которому я оторвал
пуговицу на воротнике. Вот уж не знал, что это считается оскорблением
действием, - удивился пациент.
- Видите, сами сознаетесь! - веско сказал доктор.
- Подумаешь, оторвал пуговицу. Надеюсь, для вас не секрет, как у нас
задерживают? Дубинкой по шее, пистолетом по скуле. Естественно, что меня это
возмутило, и я стал сопротивляться. Но из этого не следует, что я опасен.
Просмотрев протокол, Баранников отложил его.
- Вы ученый? - спросил он.
- Доктор биологических наук. Старший научный сотрудник института
растениеводства имени Мичурина, - с гордостью сказал Коптин.
- И вы работали... э-э... до последнего времени?
Лицо Коптина побурело. Доктору был знаком этот холерический тип -




Назад