5e07002e

Емец Дмитрий Александрович - Маг Полуночи



sf_fantasy Дмитрий Емец Маг полуночи В Книге Судеб записано, что Мефодий Буслаев пройдет лабиринт Храма Вечного Ристалища в день своего тринадцатилетия. Мальчишка, родившийся в минуту полного солнечного затмения, впитал тайный страх миллионов смертных.

Именно тогда в нем пробудился дар. Благодаря своему дару, не осознавая того, он аккумулирует в себе самые разные энергии окружающих: любви, боли, страха, восторга, злости — и трансформирует их в абсолютную магию.

Его дар и то, что он вынесет из Храма Вечного Ристалища, нужны стражам Тьмы, нужны и стражам Света... Как, сделав выбор между Светом и Тьмой, остаться собой? На этот вопрос Мефодию придется искать ответ самому...
ru ru NickNo MS Word, ExportXML.dot, FB Tools 2004-12-07 http://grotterbook.narod.ru OCR Azura, Портал Магических Миров EMETS_BUSLAEV_01_FF0456F6-C9AB-47EE-A6CE-786E56F987B0 1.0
Мефодий Буслаев. Маг полуночи. ЭКСМО Москва 2004 5-699-08234-4 Дмитрий ЕМЕЦ
Мефодий Буслаев. Маг полуночи.
(Мефодий Буслаев — 1)
ПРОЛОГ
ТИБИДОХС. КАБИНЕТ САРДАНАПАЛАЧЕРЕЗ ТРИ ГОДА ПОСЛЕ РОЖДЕНИЯТАНИ ГРОТТЕР И ЗА СЕМЬ ЛЕТДО ЕЁ ПОЯВЛЕНИЯ НА О. БУЯНЕВ камине главы Тибидохса Сарданапала Черноморова пылал огонь. Питекантроп Тарарах на корточках сидел у камина и поджаривал шашлык, нанизанный на шпагу.

Мясо вкусно шкворчало и постреливало каплями жира.
— Оно, конечно, баранина ничего, да только с мамонтятиной всё равно — какое сравнение, слёзы одни! — ворчал Тарарах. — А на чём я жарю? Семь магов в школе, все головастые — жуть, один даже академик, и хоть бы кто удосужился нормальные шампуры наколдовать.

Спасибо, я годков двести назад у маршала Даву шпажонку отобрал. Хорошая шпажонка — аккурат на двенадцать кусков.
Тарарах не преувеличивал. В кабинете академика действительно находились все семь тибидохских преподавателей — сам Сарданапал, Великая Зуби, Ягге, Поклёп, Медузия, Соловей О. Разбойник и профессор Клопп. Причём находились по поводу, который никак нельзя было назвать приятным.
Усы Сарданапала безнадёжно подрагивали. Их бунтующие кончики крепко держал на затылке золотой зажим. Это был верный признак, что глава школы Тибидохс настроен на серьёзный лад.
— У меня две новости: плохая и омерзительная. С какой начать? — спросил академик.
— Сарданапал, пожалей старуху. Начни с плохой. Я заканчиваю вязать Ягунчику шапку.

Если сейчас ошибусь — придётся много распускать, — осторожно заметила Ягге, поднимая от спиц глаза.
— Но-но, не скромничай! Не старьте старых стариков, они моложе молодцов! Забыла, как заговаривать спицы, чтобы они вязали сами? — улыбнулась Великая Зуби.
— Мой Ягунчик не любит наколдованные шапки. Он говорит, что у него в них уши не помещаются, — возразила Ягге.
Маленький Ягун, живой как ртуть, был любимчиком бабуси и большой проблемой всего остального Тибидохса. На месте он не мог усидеть вообще.

Пару раз его снимали с пылесоса на полдороге на Лысую Гору, а один раз нашли у Жутких Ворот, которые он пытался открыть гвоздиком, используя его как отмычку. Помешал пустяк: гвоздик оказался на сантиметр короче.
— Да, уши у Ягунчика редкостные. Не удивлюсь, если мальчишка будет хорошо играть в драконбол. Они позволят ему недурно планировать и закладывать крутые повороты, — кивнул Соловей О. Разбойник.
Сарданапал укоризненно кашлянул.
— Сегодня утром я закончил кое-какие расчёты. Через три дня, в пятом часу вечера, произойдёт полное солнечное затмение. Оно продлится семь с половиной минут — максимальный астрономически возможный срок для солнечного затмения.

Здесь, на Буяне, мы ничего не увидим.



Назад