5e07002e

Емец Дмитрий Александрович - Мефодий Буслаев 8



ДМИТРИЙ ЕМЕЦ
МЕФОДИЙ БУСЛАЕВ. ПЕРВЫЙ ЭЙДОС
МЕФОДИЙ БУСЛАЕВ 5
Глава 1
ДЕВУШКА В АЛОМ
Не каждый из тех, кто безгранично верит в спои силы, в конце концов побеждает, но тот, кто в них не верит, не побеждает никогда.
«Книга Света»
Курьер из Канцелярии мрака прибыл к 23:58, посмотрел на часы и сконфузился. Ему было поручено выйти из стены с первым ударом часов, но вышла накладка.

Произошла та же история, что с реальной, а не со сказочной Золушкой, которая лишилась платья за четверть часа до полуночи из-за неточности карманных часов феи. Отчасти это и послужило причиной скандальной влюбленности молодого принца и его скоропалительной женитьбы.
Чимоданов, игравшийся с недавно подаренным ему «Кольтом Вайт-Игл», машинально пальнул в курьера, но тотчас извинился и кинулся поднимать гильзу.
— Дай сюда цацку! Не стреляй в приемной, чайник! Тебе мама не говорила, что такое рикошет? — буркнула Улита, решительно выдирая у него из пальцев оружие.
Посланец Тартара зевнул и затянул дырку в груди, что оказалось несложным, так как курьер был джинн. Незнакомый и бородатый. Обрюзгший и сонный, с раздувшимся бугристым носом.

Такой нос — визитная карточка хронических алкоголиков и джиннов, которые долго пребывали в заточении в плохо вымытой стеклотаре.
Гюльнара немедленно принялась кокетливо виться вокруг в надежде что-нибудь разнюхать. Джинн мрачно посмотрел сквозь нее, открыл рот и продемонстрировал обрубок языка. Гюльнара отшатнулась.

До этого момента она была убеждена, что не существует магии, способной изуродовать джинна. Немой гонец сунул Арею желтый свиток, с досадой покосился на часы, натужно приготовившиеся бить, и исчез без вспышки.
— Подчеркиваю: этот тип мне не понравился! Какой-то неряха! — заявил Чимоданов, считавший своим долгом высказываться по любому поводу.
— Зато ты ряха! Свитер какой классный! — сказала Ната.
Чимоданов не понял иронии и зарумянился от удовольствия. Он не замечал, что Ната уже час старательно отворачивается, чтобы не видеть его свитера — белого, покрытого громадными, в ладонь, маками.

Со стороны, к тому же если обладать не очень острым зрением, маки были похожи на расчесанные язвы, особенно противные из-за черных точек в середине. Последнее время у Петруччо совсем развинтилось чувство меры.

Он то красил волосы в зеленый цвет, то вставлял в ухо огромную серьгу, то сам шилом и цыганской иглой шил себе жилетки. Жилетки, надо признать, получались удачные и стильные, а вот серьга Арею не понравилась, и он, метнув нож, пригвоздил ее к стене вместе с пищащим Чимодановым.
Пока Петруччо гордился свитером, Арей осмотрел печать и кинжалом вскрыл се. Дафна неосознанно вцепилась в загривок Депресняку. У нее появилось скверное предчувствие, связанное с пергаментом.
Свиток оказался от Лигула и начинался со слов -Дорогой Арей!». Шрам, рассекавший лицо меч-мика, побагровел. На нем ясно проступили синие прожилки.

Прожилки находились там, где Арей когда-то сам зашивал себя толстой нитью.
— Хотелось бы узнать, в какой конкретно валюте я «дорогой»? — процедил он.
«Дорогой Арей!
Убежден, ты счастлив будешь узнать, что егерям удалось загнать яроса в Круглом Провале. Я думал убить его сам, но решил не быть эгоистом. В сущности, именно наш эгоизм — причина того, что стражи мрака до сих пор не контролируют всего мироздания.
Приезжай на охоту и захвати с собой всех своих учеников, не забыв, разумеется, Буслаева. Не стоит лигиать молодежь радостей битвы. Нам, скромным, утонувшим в бумажках писакам, интересно будет посмотреть, чему ты



Назад