5e07002e

Емцев М & Парнов Еремей - Фигуры На Плоскости



Михаил Емцев, Еремей Парнов
Фигуры на плоскости
И все же к концу дня они, не сговариваясь, пересекли невидимую границу
района своих исследований и зашагали к Каньону. Михаил шел за Яном,
антенна за его плечами покачивалась. Они спустились вниз, прошли несколько
поворотов. Внезапно Ян остановился и воскликнул:
- Смотри!
- Каток, - сказал Михаил.
То, что возникло перед ними, напоминало искусственное сооружение.
Гладкая, глянцевитая, словно покрытая тонким слоем лака, молочно-белая
лента как бы вытекала из песка и уносилась прочь, пропадая в извивах
Каньона.
Бесконечные пески Анизателлы - и вдруг эта полированная поверхность...
Ян сделал шаг вперед.
- Осторожно, - сказал Михаил.
- Это оно блестело, - не то спрашивая, не то утверждая, сказал Ян.
Он ступил на "каток", но не смог сделать и шагу - так было скользко. То
же самое произошло с Михаилом. Их ботинки из губчатого металлоэластика, в
которых можно было спокойно взобраться на крутую ледяную горку, скользили,
как беговые коньки. Ян упал на руки, но они разъехались, и он звонко
стукнулся шлемом о гладкую поверхность. Михаил видел сквозь
силикотитановое стекло гермошлема, как сморщилось лицо Яна.
Понемногу они приноровились к фокусам плато. Передвигаться по нему
можно было, медленно и осторожно поднимая ноги. В общем это выглядело
довольно смешно.
Друзья развеселились. Они падали, поднимались, хохотали, подзадоривали
друг друга. Естественная при встрече с неизвестным скованность исчезла.
Напряженные вначале нервы расслабились, наступила разрядка...
И вот тогда произошло неожиданное.
Плато зажглось. Оно горело неярким глубинным светом.
- Что бы это могло означать? - недоуменно спросил Михаил. - Сей феномен
требует тщательного исследования.
- Но мы, кажется, завтра улетаем? - улыбнулся Ян.
- Да, но...
С этого "но" для них начались трудные дни, С одной стороны, им было
ясно, что делать им на Анизателле нечего, план выполнен, работа закончена,
а с другой... Нельзя было покинуть планету, не попытавшись разгадать тайну
плато.
Бесплодными оказались все попытки отколоть хотя бы кусочек
стекловидного вещества, из которого состояло плато. Равнодушно и
непоколебимо противостояло оно и высокотермальной огненной струе и
пневматическому буру с коронками из борилла. Ян и Михаил трудились изо
всех сил, но не смогли оставить на "катке" ни единой царапины.
Они заметили еще одну странную особенность плато. Когда поднималась
песчаная буря и небо затягивалось мглой, поверхность плато оставалась
чистой и светлой. Точно кто-то сдувал с него каждую песчинку.
Но когда они убедились, что радарная и сонарная локация не дала никаких
результатов, а гамма- и корпускулярное эхолоцирование показали нуль
глубины, они просто растерялись.
- Здесь что-то неладно... - сказал Михаил.
- Что же?
- Как тебе сказать... Очевидно, что плато необычайно инертно и не
реагирует ни на какие внешние воздействия. Это с одной стороны...
- А с другой - плато все же светится! - воскликнул Ян.
- Именно. Оно светится, причем свечение его тоже носит сложный
характер. Вначале мне казалось, что оно не зависит от внешних условий, но
теперь...
- Ты что-нибудь придумал?
- Как тебе сказать?.. Это еще не мысль, скорее ощущение. Ты помнишь, в
первый раз оно стало светиться примерно минут через двадцать после того,
как мы начали свою возню на его поверхности?
- Я не смотрел на часы.
- Я засек время. Свечение началось на двадцатой минуте и продолжалось,
пока мы там находились. Зато второй раз



Назад