5e07002e

Емцев М & Парнов Еремей - Последнее Путешествие Полковника Фосетта



Михаил Емцев, Еремей Парнов
Последнее путешествие полковника Фосетта
Следуя рейсом Мурманск - Берген, наш пароход "Илья Мечников" проходил
вблизи Лофотенских островов. 20 октября с.г. в 16 часов 40 минут по
московскому времени в проливе между островами Вере и Москенесе (район
действия водоворота Мальстрем) вахтенный тов. Г.И.Мочалов обнаружил
плавающий предмет, который был выловлен и поднят на борт. Он представлял
собой полиэтиленовую канистру емкостью около десяти литров. Внутри
канистры была найдена рукопись на английском языке, датированная 16
октября с.г. Согласно тексту рукописи она была помещена в канистру и
брошена в один из водоемов Амазонского бассейна. Таким образом, канистра
достигла Лофотенских островов самое большее за четыре дня. Для этого она
должна была двигаться со средней скоростью не менее тысячи миль в сутки.
Скорости же океанических течений, как известно, в десятки раз меньше.
Кроме того, нет оснований предполагать, что канистра, плывя по течению,
двигалась наиболее коротким путем.
Очевидно, канистра перемещалась вне обычных путей распространения
бутылочной почты. Из текста рукописи можно сделать предположение, что
одним из таких путей мог явиться какой-то сверхглубинный канал,
соединяющий два крайне отдаленных друг от друга географических пункта.
Ввиду того, что содержащиеся в рукописи сведения могут представлять
собой большой научный интерес, мы решили передать рукопись Академии наук
СССР.
Мы очень просим прислать нам научное заключение по поводу данной
находки. Всем нам очень интересно знать, какими сведениями располагает
современная наука относительно существования сверхглубинных каналов, а
также природных феноменов: электростатических и гидродинамических.
По поручению команды парохода "ИЛЬЯ МЕЧНИКОВ"
капитан парохода Н.Е.Бабарин.
г.Мурманск. Борт парохода "Илья Мечников"
ХРАМ "ЧЕРНОГО ТУКАНА"
Сегодня я решил привести в порядок документы и записи. Они прошли со
мной длинный путь, и сейчас наступила пора расстаться. Ведь я далеко не
уверен в успехе своего предприятия. Оно рискованно, ох, как рискованно, я
это очень хорошо знаю.
То, что будет вложено в полиэтиленовую канистру, ни в коей мере не
является моим завещанием или просьбой о помощи. Мне просто кажется, что,
как ученый, я не имею права подвергать риску содержащийся в моих дневниках
ценный исследовательский материал. Он может еще кому-нибудь пригодиться.
Кому? Не знаю. Всем людям сразу или безумцу, способному, подобно мне, все
бросить и... Но лучше не нужно об этом, лучше попытаться постепенно
распутать хитроумный клубок моих десятилетних приключений.
У меня не очень простая задача. Необходимо разобрать многочисленные
записи имен людей, названий рек, городов, деревень, племен. Они
перемежаются с отрывками из моего дневника, стихами и документами о
последней экспедиции полковника Фосетта.
Фосетт, Фосетт, путеводная звезда, призрачный свет которой долгие годы
грел меня сильнее солнечных лучей. Не могу произносить этого имени без
глубокой благодарности.
Рядом со мной стоит открытая канистра. Один за другим я протискиваю
внутрь ее листки бумаги, исписанные разными чернилами. Записи
производились в разное время и в различных местах земного шара. Узнаю свой
лондонский дневник, карандашные каракули, сделанные при свете костра под
диктовку пьяного румберо, машинописный текст документов, связанных с
именем Фосетта. Кое-что приходится дописывать прямо сейчас под порывами
холодного ветра, налетающего с плато.
В п



Назад