5e07002e

Емцев М & Парнов Еремей - Угодный Солнцу



Михаил Емцев, Еремей Парнов
Угодный Солнцу
Фрэнк остановился перед солидной, обитой черной кожей дверью. Скромная
и строгая медная табличка с надписью "Дж.Э.Хьюз, директор газеты "Дейли
экспресс" потемнела от времени. Фрэнк взглянул на часы - было без трех
минут десять.
Шеф назначил ему ровно в десять, и Фрэнк сел в кожаное кресло:
- Ладно, посижу три минуты в приемной.
Фрэнк, или Френсис О'Нинли, был заместителем заведующего отделом науки.
В редакции Фрэнка считали чудаком, но относились к нему с уважением. Для
него не существовало другой сенсации, кроме научной. Он готов был отвести
целую полосу статье об исследовании свойств ДНК или сообщению об открытии
антигиперона. За свою десятилетнюю работу в газете Фрэнк встречался со
многими крупными учеными. Среди них были и молодые физики, только вчера
ставшие академиками, и убеленные сединами нобелевские лауреаты. Но каждый
раз, когда ему предстояла встреча с человеком науки, Фрэнка охватывало
чувство благоговейной робости и радостного ожидания.
Фрэнк успевал следить буквально за всем, будь то загадки микромира или
парадоксы пространства-времени, проекты изменения климата Земли или тайны
генетики. К тому же он был хороший популяризатор. Он не размазывал
материал, как манную кашу по тарелке, не обливал его малиновым сиропчиком.
Он ненавидел вульгаризаторство и не терпел трескучего дилетантизма научных
терминов. Художественный образ, контакт с читателем и вера, что именно его
статья самая важная на всех тридцати двух полосах газеты, - это было
главное оружие Фрэнка.
Но все же многие считали его чудаком. Когда русский космонавт впервые в
истории успешно слетал в космос, Фрэнк был в Москве. Другие газеты
печатали интервью с героем, его биографию, портреты жены и матери,
подробно описывали внешность и застенчивую улыбку.
Но Фрэнк слал в "Дейли экспресс" телефонограммы о значении полета для
будущего, о замечательной точности отделения ступеней ракеты, о
телеметрической аппаратуре.
Шеф метал молнии.
Но, как ни странно, "Дейли экспресс" раскупали, и очень быстро. Ведь в
эти дни все газеты были похожи одна на другую: те же портреты, те же
статьи, и только материалы Фрэнка давали читателю новые подробности,
которых он так жаждал.
Шеф посмеивался и сосал леденцы.
- Вот тебе и чудак, - говорили коллеги и многозначительно поджимали
губы.
Фрэнк взглянул на часы, поднялся и отворил дверь.
- О! Фрэнк, дружище, я уже жду вас. Садитесь, пожалуйста.
Этот розовощекий и абсолютно лысый толстяк похож на огромного младенца,
- такое сравнение всякий раз приходило Фрэнку на ум, когда он сидел в
кабинете шефа.
- Не хотите ли? - Хьюз протянул Фрэнку раскрытую жестянку леденцов.
- Благодарю вас, сэр, - Фрэнк осторожно подхватил янтарную, чуть
липнувшую к пальцам рыбку и отправил ее в рот. Хьюз засунул себе в пасть
целую пригоршню.
- Я жду от вас сенсации, Фрэнк, настоящей сенсации. Может быть, вы
догадываетесь, какой?
- У меня как раз есть превосходный материал о докторе Мадаваре. Он...
- Кто это такой?
- Биолог, сэр. Нобелевский лауреат.
- Не пойдет. Это не сенсация. Мне нужно что-нибудь такое, - Хьюз
попытался щелкнуть своими пухлыми, как розовые сосиски, пальцами, - ну как
бы это вам сказать... Нужно, чтобы газета вышла минимум тройным тиражом!
- Совсем недавно так оно и было.
- Вы совершенно правы, но этим я обязан русскому летчику, а теперь я
хочу быть обязанным своему сотруднику, - по лицу Хьюза поплыли жирные
складки.
Фрэнк ответил ему холодной вежлив



Назад