5e07002e

Еращенко Виктор - Худсовет



Виктор ЕРАЩЕНКО
ХУДСОВЕТ
Виктор Степанович Еращенко родился в 1947 году на Нижнем Амуре.
Всю жизнь провел он на Дальнем Востоке, в Хабаровске. Учился в
педагогическом институте, работал на нефтеперерабатывающем заводе
им.Орджоникидзе, в ВААП, в редакциях газет, на телевидении, в журнале
"Дальний Восток". Закончил Литературный институт им.Горького. В 1975
году в издательстве "Молодая гвардия" вышел первый сборник его стихов.
Новые книги лирики, очень любимые, прекрасно встречаемые читателями,
выходили в Москве и Хабаровске. В 1979 году он был принят в Союз
писателей.
Фантастические рассказы В.Еращенко публиковались в альманахе "На
Севере Дальнем" и, к сожалению, были мало известны.
Весною 1989 года Виктор Еращенко трагически погиб.
______________________________________________________________________
Таков провинциальный обычай: вас встречают у трапа, дарят цветы,
машины подают прямо на поле, а потом оставляют в гостинице отдохнуть,
не поинтересовавшись даже, голодны ли вы, и не объяснив толком, где
можно пообедать. Знал же кто-то, что в ресторане ремонт, что в буфете
пусто, а худсовет, между прочим, через два часа. Ну ладно, я молод, а
шеф? Ректор института монументальной скульптуры, человек немолодой,
знающий, что такое прободение язвы и холецистит, - он достоин большего
внимания. Но вот стоим мы, он и я, в очереди какого-то молочного кафе,
где и гардероба нет, и едят стоя, да и есть нечего: запеканка, брынза,
творог - надо думать, оставшийся от ветеранов и наверняка кислый.
- А в этом городе, между прочим, готовят некоторые оригинальные
блюда, каких нигде нет. Названия не помню, но очень вкусно, товарищ на
сессию привозил.
- На какую сессию? - вежливо спрашивает шеф, и сразу становится
наглядной разница в возрасте и общественном положении.
- Да в студенчестве еще, - лихо отвечаю я, но, меняю тему: - У вас
уже есть какие-то предположения? Как по-вашему, из-за чего весь этот
сыр-бор разгорелся?
Шеф, которого еще зовут Арбитром, не сразу вникает в суть вопроса,
уж больно легко я перешел от проблем кулинарии к высокому искусству,
а вникнув, не спешит с ответом - надо расплатиться, отнести на столик
еду, - и лишь потом, неторопливо жуя, отвечает:
- История обычная: едят главного. Это случается всегда и везде, во
всех местных отделениях Союза. Но тут оригинально едят... Такие
деньги! Это ж надо: построить два экспериментальных комплекса с тем,
чтобы один сломать! Такого еще не бывало!
Он восхищенно засмеялся и стал рассказывать поучительные истории,
больше похожие на анекдоты. Когда-то я слушал их с интересом, но с тех
пор, как они стали безвариантно повторяться, а слушание их вменяется
мне в нерегламентированную производственную обязанность (тут я
чувствую себя психотерапевтом), анекдоты потеряли всякую прелесть. Я
скучаю и думаю о своем. Например, найдется ли время повидать
сокурсника по Строгановке. Адресами мы обменялись после защиты
диплома, но с тех пор не переписывались, и, конечно, адрес мог
измениться. Или он меня найдет - о нашем приезде уже сообщило местное
телевидение. Нет, если он не смотрел программу "Новостей", а просто
слушал радио, то не появится - примет меня за однофамильца: все-таки
в моем легкомысленном возрасте быть главным референтом по вопросам
литературы, науки и искусства при Арбитре - рановато, неприлично; но
я ж не виноват, что умен и талантлив.
Через окно замечаю движение у входа в гостиницу, машины, людей.
Да, те же самые, только уже без цветов.
- За нам



Назад