5e07002e

Еремин М П - Выдающийся Реалист



М.П.Еремин
Выдающийся реалист
На своих современников Писемский производил не совсем обычное и даже,
может быть, несколько странное впечатление. Один из самых популярных
писателей своего времени, тонкий знаток театра и сам незаурядный актер, он
по внешности ничем не напоминал художника, артиста, как тогда называли
всякого человека, причастного к искусству. Петербургским и московским
литераторам бросалось в глаза прежде всего провинциальное в нем. "Трудно
себе представить, - вспоминает П.В.Анненков, - более полный, цельный тип
чрезвычайно умного и вместе оригинального провинциала, чем тот, который
явился в Петербург в образе... Писемского, с его крепкой, коренастой
фигурой, большой головой, испытующими, наблюдательными глазами и ленивой
походкой"*. А он не только не старался преодолеть в себе эту
"провинциальность", но даже несколько щеголял ею. Говорил он с ярко
выраженным костромским акцентом, а о "столичной утонченности жизни", как
вспоминает тот же Анненков, всегда отзывался насмешливо. В нем было что-то
простецки-задиристое, свойственное его младшим современникам -
писателям-разночинцам 60-70-х годов.
______________
* П.В.Анненков. Художник и простой человек (см. т. VIII. Полн. собр.
соч. А.Ф.Писемского, СПб, 1911, стр. 752-753).
Но в его поведении нельзя было не заметить и того, что заставляло
вспомнить патриархально-помещичьи нравы, что Анненков обозначил гоголевским
словечком "халатность". Такое сочетание на первый взгляд казалось странным.
Однако люди, близко знавшие Писемского, ясно видели, как естественно и
непринужденно уживались в его характере такие как будто бы взаимоисключающие
качества.
1
Алексей Феофилактович Писемский родился 11 марта 1821 года (сам он
всегда указывал другую дату - 10 марта 1820 года) в сельце Раменье,
Чухломского уезда, Костромской губернии. Писемский любил то ли с гордостью,
то ли с веселой иронией говорить о том, что он происходит из старинного,
едва ли не четырехсотлетнего дворянского рода, что имена его предков "в
родных преданьях прозвучали". Однако в новейшие времена ничего от былого
могущества и славы Писемских не осталось. Отец будущего писателя, Феофилакт
Гаврилович, выслужившийся из солдат подполковник в отставке, был дворянин
без поместья. Он "зажил помещиком" только потому, что его жена - Евдокия
Алексеевна Шипова - получила в приданое небольшое именьице.
В "Людях сороковых годов" есть выразительный диалог между Павлом
Вихровым, образ которого, по признанию самого Писемского, во многом
автобиографичен, и его отцом. Возвращаясь из гостей от богатой соседки
Абреевой, отец с сыном разговорились о военной карьере, и Павел заметил, что
служить в гвардии и быть флигель-адъютантом, по-видимому, хорошо.
"- Еще бы! - сказал старик. - Да ведь на это, братец, состояние надо
иметь.
Павел внимательно посмотрел на отца.
- А мы разве бедны? - спросил он.
- Бедны, братец! - отвечал Михаил Поликарпыч и почему-то при этом
сконфузился".
Да, это была бедность, хотя и особая, дворянская бедность. О куске
хлеба, конечно, не приходилось думать, он был, но во всем остальном надо
было соблюдать суровейшую экономию. Писемский, как и его герой, Павел
Вихров, очень рано познакомился с бедностью и испытал на себе все ее
"прелести", особенно унизительные именно в дворянской среде. Может быть, еще
острее и болезненнее, чем Павел, он возненавидел положение человека,
которого "облагодетельствовали" богатые соседи или родственники, которому
"покровительствуют" их высок



Назад