5e07002e

Ерофеев Геннадий - Прокол



Геннадий Ерофеев. Прокол.
Фантастический детектив.
Душа человека была создана для того, чтобы бродить по небу.
Эдвард Янг
Когда я размышляю о краткости моей жизни, погруженной в предшествующую мне и последующую вечность, о ничтожности занимаемого мной и даже видимого мной пространства, заброшенного в безмерной бесконечности пространств, неведомых мне и не ведающих обо мне - мне становится страшно, и я удивляюсь, видя себя здесь, а не там, ибо нет никакой причины мне быть здесь, а не там, сейчас, а не тогда...
Блез Паскаль
1
Я открыл дверь в кабинет Шефа и вошёл.
- Шилды-шивалды, Шеф! - сказал я.
- Шилды-шивалды, дружок! - Шеф полуобернулся к окну. - Я полагаю, видок тебе нравится?
За огромным, во всю стену, окном, на чёрном домино Вселенной, не мигая, безмолвно горели звёзды. Пространство, грандиозное и щемяще прекрасное, в то же время ужасало своим вечным молчанием.
- Нет ничего прекраснее картины звездного неба - с деланным пафосом процитировал я.
Шеф восседал за столом спиной к окну. Я так сидеть не любил. Говорят, человек инстинктивно старается сесть в помещении таким образом, чтобы видеть входную дверь. А если у вас с одной стороны дверь, а с другой - Вселенная?

Ну, а Шеф спокойно показывал спину Вселенной.
- Нет ничего прекраснее нашей работы, мой мальчик, - желчно усмехнулся он. Это Шеф в самую точку попал. В общем-то, он всегда сразу берёт быка за рога, но сейчас, видел я, что-то он медлил.
- Разрешите присесть, Шеф? - сказал я, валяя дурака. Такие пункты политеса в общении с нашим Шефом были совершенно излишни. При всех своих недостатках ворчливый старик на выносил приёмов, церемоний, мишурного блеска и всех протокольных тонкостей этикета.

При этом, однако же, странным образом умел, когда это было необходимо, держать каждого из нашей стаи метагалактических волков на дистанции.
- Да садись ты, фигляр! - Обезоруженный моей улыбкой Шеф протянул руку к сигаретнице, выбрал сигарету и наклонился к зажигалке, прикуривая.
Я не без удовольствия опустился в кресло движением, невольно выдававшим замечательную тренированность моего атлетического тела, доставив озабоченному Шефу ещё пару весёлых секунд.
- Хорош Фэгот, хорош, - распрямляясь на кресле и выпуская дым, неторопливо произнёс он и оценивающе посмотрел на меня. - Застоялся жеребчик.
Кресла у него в кабинете были поразительно удобными. Почти как в "понтиаке". Я никогда не курил и, разогнав дым, просительно сказал:
- Не томите, Шеф. Не дайте помереть дурой. - Мы тебе помереть не дадим, - окутываясь медвяным дымком, хитровато прищурился Шеф. - Теперь наскачешься. Вчера меня вызывали к высоколобым. Интересные, сказал бы тебе, ребята.

Я-то ожидал, что этот их Институт Метагалактики вроде как дом Для престарелых, а там почти одна молодёжь. Серьёзные парни. - Он насмешливо глянул мне в глаза.
Знал я кое-кого из этих действительно серьёзных и хороших парней. Но посмеяться и подурачиться они любили и могли. Только общаться-то мне по долгу службы доводилось всё больше с плохими парнями, и круг своего общения не приходилось выбирать.
Шеф продолжал:
- Так вот, ты знаешь, конечно, что лет тридцать назад светлые головы установили совершенно точно, что мы живём в пространственно-замкнутой Вселенной.
- Притом голубушка наша далеко не первой молодости, - усмехнулся я. - Известно сейчас любому школьнику.
- Ну да, ну да. - Шеф любил, когда его понимали с полуслова. А в применении к данной ситуации он прекрасно знал, что когда-то я года полтора проучился в Университете. Это он



Назад