5e07002e

Ерофеев Венедикт - Благовест



Венедикт Ерофеев
Б Л А Г О В Е С Т
"И была среди них дева, и бремя
любви падало не на меня одного,
и солнце сто тридцать раз сади-
лось за горизонт, и Я отверг".
(Ev. ad Ben., с.13, р.9.)
И было утро - слушайте! слушайте!
И было утро, и был вечер, и полыхали зарницы, и южный
ветер сгибал тамаринды, и колхозная рожь трепетала в лучах
заката.
И, мятежное дитя, Я очнулся в том самом образе, который
утратил было в семье небожителей,
И снова увидел Землю, которую вечность назад покинул; и,
сам не узнанный никем, не узнал никого.
И препоясал чресла, и на голову надел венок из увядающих
трав,
И взял камышовый посох, и вышел в путь, озаренный
звездами;
Сырость и мгла подмосковных болот окрыляли мне сердце
предчувствием всех начал;
И - на рассвете - пришел к водоему; и вот - безмолвие
оборвалось,
И вопль о помощи огласил почиющие тростники, и траурный
всплеск, и смятение отроков, бегущих к воде;
И, раздвинувший кусты, Я вышел навстречу мятущимся и
сказал:
"Остановитесь, добровольцы! смирите вашу отвагу и
внемлите Мне, творящие добро;
Умейте преодолевать в себе то, чем являетесь вы от
рождения, и не будьте доверчивы к импульсам, возникающим
безотчетно:
Способность к жалости и самопожертвованию - великая
ценность, завещанная пославшим Меня в этот мир, -
Но, достигший вожделенной цели, не станет ли ныне алчущий
спасения вдесятеро преданней земле и враждебным Мне началам?
Отойдите от берега; худшая из дурных привычек - решаться
на подвиг,
В котором больше вежливости, чем сострадания.
Имейте мужество быть ротозеями - даже в те мгновения,
когда гражданские обязательства побуждают вас действовать
очертя голову, -
Идите за Мной - и позвольте утопаюшему стать утонувшим".
И воды сомкнулись над головой неведомого страдальца, и
смушение изобразилось на юных лицах, и взглядом окинули
фейерверк всплывающих пузырей,
Но, околдованные, повиновались, и с рыданием последовали
за Мной, и Я говорил им:
"Не убивайте в себе сожалений
И помните - с этого часа грудь ваша полнится тем
содержанием, для которого она предназначена;
Жертва, принесенная вами на алтарь оживления утопленника,
была бы менее преступна, но и менее благотворна для вас самих.
Не утирайте ваших слез,
Ибо свершившееся непоправимо, и дорогою ценою куплен вами
ваш отказ от великодушия".
И плакали горше прежнего, и Я вразумлял их, и листва
подмосковных рощ дарила нам тень и прохладу,
И пищей нам служили фабричные отходы и головки болотных
тритонов, и певчие птицы услаждали наш слух;
И шли до нового рассвета, приводя в изумление встречных
благородством нашей поступи и нищетой наряда.
Когда же - в пыли столичных пригородов - вошли мы под
своды молодежных палаццо,
Изнуренные мыслью, мы дивились: их было без малого сто
тридцать, влачащих дни свои под знаком молодого задора и
ослиной безмятежности,
И в сладостной неге предавались лобзаниям, и ковыряли в
носу, и читали решения июньского пленума,
и, завидя Меня, спросили идущих со Мной:
"Кто этот Пилигрим? и венец Его, и поучения одинаково
смехотворны".
"Преждевременно называть им пославшего Меня в этот мир;
взгляните -
Мелкие воды прозрачны, глубокие же - неисследимы;
Но говорю вам - среди вас, простофиль, избалованных
повальным свинством и поэзией будней,
Пробуду до той поры, пока десятая доля вас не склонит
головы в раздумье над теми загадками,
Которые почли вы свистом и лошадиным ржанием. Dixi".




Назад