5e07002e

Ерофеев Виктор - Пять Рек Жизни



Виктор Ерофеев. Пять рек жизни
роман-река
Книга сказочных путешествий
"У каждого есть своя пятая река. Не спи, соберись, не трать время, ищи, дыши, свирищи, никто тебе не поможет, сам найди - не пожалеешь. Найди ее и разомкни цепь: сон-жизнь-слово-смерть-любовь... Если замысел угадан правильно, то вот оно - золотое руно."
Этапная книга создателя романов "Русская красавица", "Страшный суд", сборников рассказов "Жизнь с идиотом", "Мужчины", составителя антологии современной прозы "Русские цветы зла" - результат "сказочных путешествий" писателя по великим рекам разных континентов и культур: Волга, Рейн, Ганг, Миссисипи, Нигер. И в итоге -- этот "роман-река", новый жанр, новое видение Земли, людей, неба.
Бог -- един.
(Бог)
ИСТОРИЧЕСКИЙ ОРГАЗМ НА ВОЛГЕ В СТАЛИНГРАДЕ
"Путешествия укорачивают жизнь... Чтение о них делают ее практически бесконечной."
НАПРАСНОЕ ЖУРЧАНИЕ СТРУЙ
Меня всегда беспокоило то, что Волга впадает в Каспийское море. Такая большая, такая многозначительная река, а впадает конкретно в никуда.

Другие реки как реки текут осмысленно, прогрессивно в мировой океан, телеологически осуществляя круговорот воды в природе, а Волга замкнулась сама в себе и задраилась, как у Канта. В этом есть особенный вид предательства. Волга собирает воду у других русских рек (идите ко мне! втекайте в меня!), те к ней льнут, втекают доверчиво, а она транжирит и разбазаривает.
Лежишь в высокой июльской траве под серебристой сенью ив на берегу нежнейшего при-
5
тока, какой-нибудь шаловливой Истры, ну просто спицы в волжской колеснице, и думаешь: вот напрасное журчание струй, бесцельное предприятие. Так вся православная энергия сливается в мусульманский отстойник.
Не в том ли причина русской многострадальности?
Хотя, с другой стороны, как хорошо никуда никогда не впадать! Все при деле, а ты -без вещей. Как хорошо выпасть из всемирной закономерности и течь мимо, веселясь и ленивясь! Жуки ползают, кукушки кукуют, дети купаются.

Церковь на косогоре отражается в речке. Благодать. Родина. Июльское оцепенение.

Между пальцев ног чавкает теплый ил.
- Есть ли у нас будущее? - жужжат дети.
- Есть ли у нас крылья? - поют насекомые.
- Есть ли у меня надежда? - кукует церковь.
Я сворачиваю пейзаж в рулон. Пищит все живое. Помедлив, я разворачиваю.
ВЫБОР ПОСУДЫ
- Зачем вам пустая банка? - говорит капитан.
- Да так, - говорю я, смущенно пряча пустую банку за спину.
- Кажется, - подозрительно щурится он, -вы задумали что-то недоброе. У вас плохая репутация. Вы действуете по заданию?
- Нет.
6
- Тогда зачем вам банка?
- Какая еще банка!?
- Та, которую вы прячете за спиной!
- Ах, эта!
- Вы хотите повернуть Волгу к мировому океану?
- Я хотел, но передумал.
- Почему?
- Не знаю. Я против насилия над природой.
- Ну, хорошо. Зачем вам банка?
- Капитан, я скажу, но только пусть это будет между нами.
- Говорите.
- Я хочу ее наполнить водой из Волги.
- Каким это образом?
- Ну, просто зачерпну.
- И что дальше?
- Ничего.
- Зачем вам вода из Волги?
- Для анализа.
- Какого еще анализа?
- Целевого.
- Это запрещено.
- Что запрещено?
- Брать воду из Волги на анализ.
- Где это сказано?
- Что сказано?
- Что запрещено.
- Вам что, закон показать?
- Да.
- Знаете, что?
- Что?
- Отдайте банку.
7
- Нет. Не отдам.
- Отдайте по-хорошему.
- Капитан, ну чего вы как маленький.
- Нет, это вы, как маленький. Корчите из себя пророка!
- Капитан, смотрите, что у меня есть.
- Уберите. Уберите немедленно! Уберите!
- Ну я же могу взять другую ба



Назад