5e07002e

Ершов Юрий - Возьми Мою Жизнь



Юрий ЕРШОВ
Возьми мою жизнь
1. Испорченный выходной
Ураган налетает внезапно, погубив отличный летний день.
Небо проглатывает черная туча. Солнце выключается, как обыкновенная
электрическая лампочка. Зигзаг молнии поселяется в фарах старенького
"жигуленка", окнах крошечного садового домика. На крыше играл плохо прибитый
лист жести. Катится по двору пустая бочка, промелькнул огромный клок
полиэтиленовой пленки, сорванный с чьей-то теплицы.
Буря отправляется дальше. Страшная туча затаилась в тайге, жонглируя
раскатами расточительного грома. Задернув небо серыми занавесками, обиженное
Солнце пораньше заваливается спать. Бренчит нудный, мелкий дождик - такой,
если начнется, может идти целую неделю.
На даче сделалось неуютно - сыро, темно и холодно. Поздним вечером, так и
не согревшись возле дымной печурки, Инна и Глеб садятся в машину. Пока домой -
в город.
-Ну надо же, как не повезло, - грустно говорят молодые люди.
Они еще не подозревают, что лишь вступили в полосу невезения. До города
всего семьдесят километров, но кофейного цвета "копейке" не преодолеть это
космическое расстояние и за целую ночь.
2. Происшествие
Асфальтовое шоссе взбрыкнуло раз, другой и уверенно двинулось сквозь
тайгу. Красавцы-кедры подбежали ближе к дороге и приветливо кивают запоздалому
автомобилю. Полумесяц старой Луны барахтается в потемневшем океане облаков.
Бойко рыдает дождь.
Двигатель сыто урчит. В салоне очень тепло и Инна клюет носом. Глеб, обняв
руль, уныло таращится на мокрую полоску асфальта. Только в последний момент он
разглядел тень, метнувшуюся с обочины.
-Эх! - выдохнул Глеб, вдавив педаль тормоза в пол. Заверещали покрышки.
Несильный удар потряс корпус.
-Там... там... человек? - всхлипнула Инна.
Правое крыло "жигуленка" примято, решетка радиатора проломлена. Щупальце
света от уцелевшей фары отвоевало у ночи скрюченную фигурку, отброшенную на
гравий.
Втайне надеясь, что все происходящее - сон, Глеб наклонился над телом:
-Мужик, может тебе "скорую"?
Человек невысокий, широкоплечий. Лицо превратилось в сплошное кровавое
месиво. К счастью, подробностей не видно - лицо прикрывает капюшон. На
неестественно вывернутых, переломанных ногах - высокие резиновые бахилы.
Скорее даже комбинезон.
Рука в черной перчатке безвольно упала на асфальт. Из складки
прорезиненного плаща выскользнула струйка дождевой воды. Тихий всплеск проник
в глубину души, осветил самые темные уголки, выставил напоказ потаенные мысли.
Обостренные чувства уловили тонкие вибрации, пронизывающие пространство:
"Никто не видел!" - горячо шепчет Лес. "Избавьтесь. Избавьтесь от него!" -
печатают капли Дождя. "Вы молоды, ваша жизнь только начинается!" - по змеиному
шипит Дорога. "Бросьте его. Уезжайте!" - стонет ущербная Луна.
-Что же теперь делать?
Глеб находится не сразу:
-Давай... отвезем его... в больницу?
-А может...
-Что?
-Ничего.
Инна двинулась, как автомат.
Тело отвратительно холодное, очень тяжелое, как-то странно мягкое и
неудобное. Инне кажется, что человек шевелится, пытается захватить с собой
пригоршню гравия с обочины, вцепиться в трещины асфальта. Она заглядывает под
капюшон - надеется услышать дыхание.
Нет. Ни единого звука. Ни единого вздоха. Мертвец.
Глеб воспринимает все происходящее, как сцену из фильма ужасов: частокол
мрачного леса, пустынный участок дороги, залитый призрачным светом и два
подозрительных субъекта, нависшие над окровавленным трупом. Что они вообще
собираются делать с несчастным?..
Безжизненное те



Назад